red_ptero: (Default)
Небольшая предыстория:
В 46 году моя мама - студентка истфака МГУ - получила строгий выгор по комсомольской линии с формулировкой "За сомнение в Генеральной линии партии, распространение этих сомнений, чтение белогвардейской литературы и попытку втереться в доверие к дочери Сталина", мой отец с такой же формулировкой (только вместо "чтения белогвардейской литературы у него значилась "попытка инсценировать утерю партбилета") был исключён из партии. В 49 году, за два месяца до получения диплома мама попыталась снять этот выговор.

...Снова Литочевский не дал ей договорить, сказать, что обвинения с Ильи сняты. Он перебил, гневно и назидательно:

– Вот вы и показали, что все еще сомневаетесь в партии, в генеральной линии партии. Вашего мужа партия исключает из своих рядов, горком это исключение подтверждает, а вы, вы не соглашаетесь с горкомом партии!!! Да что вы себе позволяете?

И обращаясь к сидевшим в аудитории комсомольцам Литочевский решительно заключил:

– Я предлагаю не только не снимать выговора, а за полное неосознание своих ошибок, за продолжающиеся сомнения в генеральной линии партии исключить из комсомола и из университета. У кого есть другие предложения?

Слово попросила студентка, которую она совсем не знала и с пафосом произнесла:

– Мне стыдно, что рядом со мной все годы учился такой двурушник. Прикидывалась активной комсомолкой, прикрывалась хорошей работой в колхозе, а внутри такая гниль!!!

Щеки выступавшей пылали, голос срывался на крик. При гробовом молчании всего курса.

Она стояла перед однокурсниками лицом к лицу, видела их глаза, полные испуга, глаза поспешно опущенные, как, и у Светки Сталиной, сидевшей на второй парте, совсем близко от нее, одиноко стоявшей у доски.

Светка ее знала давно, ибо они учились в одной студенческой группе, на одной и той же кафедре. И в школьные годы Светка вполне могла о ней слышать, когда однажды ей торжественно присвоили звание лучшего пионера школы, а учились они хоть и в разных классах, но в одной и той же школе.

Светка сидела на собрании сгорбленная, опустив голову и молчала, как молчали и все остальные. На нее у доски Светка не смотрела.

– Других предложений нет? – спросил Литочевский, уверенно глядя на собравшихся. Он знал – других предложений не поступит.

Никто не ответил, никто не попросил слова.

– Ставлю на голосование, – будничным голосом произнес Литочевский.

И все, абсолютно все подняли руки «за». Никто не воздержался, никто не проголосовал «против».

.....

Собрание повестку дня исчерпало и Литочевский объявил его закрытым. И тогда произошло невероятное – полкурса подходили к ней, ревущей у окна, и каждый говорил почти одно и то же: «Не плачь. Есть еще райком. Разберутся. Обязательно разберутся.» К ней подбегали и быстро быстро от нее же отбегали. Такую метаморфозу она постичь не могла. Только что проголосовали «за», и через минуту ее же утешают, даже поддерживают, уповая на райком. Да кто же лучше их самих мог разобраться? Кто?

...

Два раза Илье действительно удалось отложить ее явку на заседание факультетского комитета комсомола, и к нему там в первый раз даже отнеслись весьма сочувственно, а во второй высказали недовольство, на что он твердо сказал, что здоровье ребенка ему дороже их повестки дня и не дожидаясь ответа просто ушел. Но на третий раз номер не прошел бы, пришлось ей идти.

Ее персональное дело стояло последним вопросом в обширной повестке дня, а потому она и Илья, ее сопровождавший, несколько часов просидели на маленькой скамейке, стоявшей между дверью комитета комсомола и входом в актовый зал старинного дворянского особняка на улице Герцена, где размещались кабинеты кафедр исторического факультета. Они сидели там одни, молчаливые, одинокие, в тягостном ожидании своей участи. Но никто из уходивших через дверь актового зала вниз в раздевалку, отправляясь, наконец, домой, не обращал на них никакого внимания. Да они и не хотели, чтобы с ними заговаривали. Без того было тоскливо. Большие часы на стене показывали одиннадцать вечера, все кабинеты в это время закрывались, последние, самые старательные студенты покидали здание, бегом спускаясь по лестнице, не оглядываясь в их сторону. Хорошо, что никто не лез в душу, ни с добром, ни со злом, так даже было легче.

И когда никто уже больше не выходил, когда все студенты покинули здание, а лаборанты заперли кабинеты на ключ, еще раз отворилась резная дверь актового зала и быстрыми, легкими шагами из зала вышла Светка Сталина, в одну секунду оказалась рядом с нею, легко обняла однокурсницу и шепнула в самое ухо:

– Ничего не бойся, все будет хорошо! – и не дав опомниться, кинулась вниз по лестнице к раздевалке.

Она не знала, что толкнуло Свету сказать такое, что звучало как обещание помощи.

Она училась со Светкой в одной студенческой группе. Иногда они молча садились рядом, а однажды Света ни с того, ни с сего показала ей рисунки своего первенца. Она вежливо поглядела на детские каракули и похвалив, вернула. Студенты ее группы, да и она сама тоже, подчеркнуто не обращали на Свету никакого внимания, с ней почти не разговаривали, чтобы, боже упаси, никто не подумал, что они втираются в доверие к дочери Сталина. И Света наверняка чувствовала себя одинокой, но ни к кому сама не лезла – тоже не навязывала своего общества. Отнестись к дочери Сталина как к обычной однокурснице они не смели, вообще из-за рабской гордости, так она оценила позже себя саму. Ненормальное отчуждение создавало вакуум общения вокруг молодой девушки, очень терпеливой и очень скромной.

Света была круглой отличницей и всегда отвечала очень подробно на вопросы экзаменатора, она была старательной студенткой и пятерки были заслуженными. Но ее однокурснице казалось, что Света в своих ответах вроде бы утопает в подробностях, что ответ можно и надо строить иначе, вокруг какой-то основной, ведущей идеи, а мелочные подробности лучше опустить. Во время экзаменационных сессий она старалась отвечать сразу после Светы, чтобы на фоне только что закончившейся размеренной, тихой речи выиграть темпераментом, логикой и широтой подхода, при незнании подробностей. И тоже получала свою пятерку. Вряд ли Света знала о такой тактике однокурсницы, ответы той она не слышала, уже покинув аудиторию с зачеткой в руке. Между нею и Светкой не было никаких отношений, ни теплых, ни холодных. Только однажды, один раз она позволила себе человеческое сочувствие по адресу Светы, что непредвиденно создало довольно нелепую ситуацию.

Дело было на четвертом курсе, задолго до комсомольского собрания, исключившего ее из комсомола и университета. Студенческая группа собралась на очередную вечеринку и почему-то на ней первый и единственный раз оказалась и Света. Уже был съеден весь винегрет, выпито, переваренное для увеличения емкости с корицей, сахаром и водой, вино, на столе оставалось только несколько пирожных. Наступила пора танцев. Из-за спины своего партнера она увидела, что за столом одна только Света, одиноко сидящая на стуле. Никто ее на танец не пригласил. Ей нестерпимо стало жаль девушку и извинившись перед партнером, на покинула танцующих и села со Светой рядом.

– Давай съедим пополам пирожное, – предложила она.

– Давай, – сразу согласилась Света.

Но тут из соседней комнаты вышел однокурсник и направился прямо к ним. Она знала, что он идет приглашать ее, видела по его глазам. Но не успел однокурсник сделать последний, решающий шаг, недвусмысленно обнаруживающий его выбор, как Света, вся засияв, поднялась навстречу, вскинула парню руки на плечи и пошла с ним в круг танцующих. Света решила, что направлялись к ней! Однокурсник был смущен. Но как воспитанный человек не оттолкнул девушку. Однако его галантности хватило только на это. Дисциплинированно ведя нежданную партнершу в танце, он за ее спиной, незаметно для нее, строил всяческие рожицы, всем и каждому демонстрируя выразительной мимикой – не я, мол, она сама навязалась, я тут не при чем. Света не видела его лица, доверчиво склонившись к своему кавалеру. По отношению к кому еще нормальный, умный, талантливый студент позволил бы себе такую реакцию на простейшее недоразумение, унизительную для однокурсницы? Тоже рабскую независимость демонстрировал, бедняга. Трудно было Свете жить, очень трудно.

Тем неожиданнее, и откровенно говоря, непонятней был Светин порыв защитить и помочь. Как? Она представления не имела.

Около полуночи ее, наконец, вызвали на заседание комитета комсомола...


Полностью здесь:
http://www.eurodiva.de/wschaelike/ru/nv5_predat2.htm
red_ptero: (Default)
Сегодня наша пресса сообщила, что 22 ноября в Нью-Йорке умерла Светлана Аллилуева - дочь Сталина, автор одной из наиболее ярких книг-воспоминаний о советской эпохе - "Девятнадцать писем другу".
Моей маме довелось учиться с ней в одной школе, а в студенческие годы - в одной группе.

...Несколько слов скажу и о тогдашнем директоре нашей школы – О.Ф. Ольга Федоровна Леонова была заслуженным учителем СССР, орденоносцем, знаменитостью. Наверное, у директора было немало заслуг, и неслучайно, школа получила звание образцовой. Именно в нашу школу члены правительства посылали учиться своих детей. Училась у нас Света Сталина, на класс старше, чем мы. Училась Света Молотова, классом младше нас. Учился Сережа Микоян. Дети как дети, которых никто не выделял. Правда, Свету Сталину всегда ждал в коридоре дядя Вася, но мы такое понимали и одобряли, хотя Светку и было жаль. Но на самом деле – если Светку вдруг украдет какой-нибудь фашист, то что тогда будет с товарищем Сталиным?

Однажды всей школой мы ходили на сельхозвыставку. Пошла, естественно, и Света. Но нас тихо предупредили не разглагольствовать на данную тему на выставке. И когда к нам с Эльгой и Леной подошли какие-то женщины и стали умолять: «Девочки, говорят, среди вас есть дочка Сталина. Покажите, хоть одним глазком посмотреть». Мы убежденно ответили хором: «Да вы что? Бредни какие. Нет у нас никакой дочки Сталина. И никогда не было». Не знаю, поверили ли приезжие женщины, ибо умолять они не перестали. Однако мы стояли на своем. Вместе с тем, когда иной раз Светке удавалось убежать от охраны дяди Васи и прокатиться на троллейбусе, мы радовались за нее. Ничем не выделялась Света Сталина среди других. И одета была как все. И училась хорошо, как большинство в школе. И грубила, и ставили о ней вопрос на внешкольном собрании. Девочка как девочка.

У Светы Молотовой характер в те годы был немного иной. Она была и младше, и неопытней, да и классный руководитель попался ей не самый мудрый. Помню, как однажды по школе разнесся слух, будто Светке Молотовой привезли в класс какую-то особую, всю лакированную парту. Весть взбаламутила наш вихрастый класс и мы помчались в пятый. И, о ужас, действительно, в первом ряду стояла лакированная, с какими-то крышечками для ручек и чернильниц красавица-парта. «Здесь будет сидеть Светочка и лучшая ученица класса», – сладко пояснила экскурсии шестиклассников классная руководительница пятого. А Света Молотова стояла рядом и сияла от счастья.

А мы набычились. Мы смотрели волком на нарушение равенства. Это не по-советски!

Против парты бунтовали и девятиклассники. Нельзя выделять кого-то из учеников, уберите парту – таково было мнение учащихся.

Уже на следующий день парту убрали. Как уладила возникший конфликт директор школы О.Ф.?

Парту поставили куда-то на школьный склад. А потом, во время войны она снова попадет в какой-то из классов, но уже как странное чудо, не имеющее никакого отношения к Свете Молотовой. И стоять будет парта где-то на задних рядах.

Чья то была заслуга? Директора? Юлия Осиповича? Всех вместе – всего школьного коллектива? Верно, очевидно последнее.

Ольга Федоровна была директором школы и во время войны, тогда, когда Эльга стала секретарем комсомольской организации школы и позволила себе поступок, который не укладывается в сегодняшние представления о времени нашего детства и отрочества. Конечно, оно было страшным. Но оно было многоцветным, а главное для многих непредсказуемым, а потому и непостижимым. Эльга была секретарем комсомольской организации в 1943-44 годах. И именно в период ее секретарства Света Молотова подала заявление в комсомол. А школьный комитет комсомола, под руководством Эльги отказал дочери главы советского правительства во вступлении в молодежную организацию. Отказал по объективным причинам – не участвовала Света Молотова в школьной жизни, была пассивной пионеркой и потому не было ей места в комсомоле. Так постановили ребята. Свое решение они вынесли без тени сомнения и совершенно без страха – знали, что они правы, а потому поступают справедливо в стране, где все равны.

Я представляю себе, как всполошились взрослые, что должна была ощутить О.Ф. Комитет комсомола заседал безнадзорно, комсомольцы были самостоятельны – так повелось еще со времени Асена Дроганова, и вот тебе – такое решение.

Эльга спала спокойно. Вынесенное решение было для нее столь банальным, что даже родителям дома ничего не рассказала.

А потом в школу пришли двое дядек, Эльге их представили как секретарей горкома и обкома партии. Они стали расспрашивать секретаря комсомольской организации, за что же Свету Молотову не приняли в комсомол. Эльга объяснила. Показала, по их просьбе, протокол. Все было правильно, в этом Эльга убеждала и дядек.

Хотела бы я влезть в души тех двух взрослых мужчин и О.Ф., узнать, что они думали и чувствовали, когда Эльга объяснила им справедливость принятого решения.

И что они могли сказать убежденной комсомолке 40-х годов, поступавшей у них на глазах по плакатным канонам, проповедуемым на каждом шагу?

Сегодняшний читатель не поверит, но они, прочитав протоколы, сказали: «Ну что ж, если так, то все правильно.» И ушли.

Эльга еще несколько месяцев секретарствовала в школе, а потом была снята с высокого поста «за недостаточную активность, проявленную в комсомольской работе». Она уже знала от родителей, что отделалась самым легким испугом.

А О.Ф. с Эльгой на эту тему вообще не разговаривала. Я не знаю, было ли то от страха или от мудрости. Какая она была – директор школы, в которой учились высокопоставленные дети? Умевшей улаживать конфликты, даже самые опасные? Не знаю.

Но лично девочка с О.Ф. конфликтовала. На общешкольных собраниях О.Ф. обращалась к детям с речью, которая неизменно начиналась со слов:«Глядя на вас, я вспоминаю свое детство…» Слова говорились на высокой женской ноте, и как казалось девочке, чрезвычайно сиротно. О.Ф. на каждом собрании внушала нам, какие мы счастливые и не всегда благодарные дети. А мы и так знали, что у нас, в СССР, самое счастливое детство. И зачем все время долдонит одно и то же? А неблагодарными мы не были. Просто у нас были свои проблемы, а О.Ф. не хотела понять – так казалось. И потому девочка, Лена и Эльга на радость всему классу научились передразнивать директорские дежурные слова: «Глядя на вас, я вспоминаю свое детство» говорила девочка и класс помирал со смеху. А когда на очередном внешкольном собрании О. Ф. опять начинала речь с выученной наизусть фразы, шестиклассники давились от смеха.

Когда в школу однажды придет на встречу с учениками герой Советского Союза Папанин, чтобы рассказать о дрейфующей льдине, о подвигах четырех папанинцев, О.Ф. унизит себя в глазах девочки. И не потому, что радостно встретит дорогого гостя – мы все ему радовались. А потому, что не найдет выхода из ситуации, по наивности созданной героем. Обращаясь к собравшимся ученикам, дорогой нам Папанин скажет, что ему особенно радостно выступать перед ребятами данной школы оттого, что «в этой школе учатся две Светочки». И герой позовет девочек на сцену, чтобы поцеловать. Мы замрем.

Света Молотова сразу направится к трибуне подставлять лобик. А Света Сталина с места не сдвинется. Будет сидеть, приклеенная к стулу, а глаза станут злыми.

– Иди, Света, что ты сидишь? – позовет с президиума О.Ф. И Света пойдет. Пойдет, наклонив голову как юный бычок, пунцовая от злости, но покорная директорскому зову. И подставит лоб, готовый бодаться. За что О.Ф. так унизила Светку? Подумаешь, из-за Светок у нас школа особая! А мы? Мы, что ли, не люди? И О.Ф. такое поощряет?

Своего директора мы не поняли. Права на ошибку за учителями, и тем более за директором не признавали. И невзлюбили.

http://www.eurodiva.de/wschaelike/ru/nv2_6klass3.htm#tc21
red_ptero: (Default)
Секретно

ЗАМ. НАРОДНОГО КОМИССАРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СССР КОМИССАРУ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ 2-ГО РАНГА ТОВАРИЩУ ЧЕРНЫШОВУ В.В.

Личной проверкой материально-бытового положения спецпереселенцев с Северного Кавказа, используемых на лесозаготовках в Буйском и Галичском леспромхозах Наркомлеспрома (ССР в Костромской области, мной установлено:

На Романцевском лесоучастке Буйского леспромхоза и Костромском лесоучастке Галичского леспромхоза используются на работах по выработке леса 1183 человека спецпереселенцев—чеченцев, ингушей и карачаевцев. Значительное большинство из них демобилизованные из рядов Красной Армии (955 человек).

Вследствие недостатка жилых помещений спецпереселенцы размещены в бараках на 2- и 3-ярусных нарах. На Костромском лесоучастке в бараке, рассчитанном на 150—200 человек, размещено 380. Из-за скученности в бараках грязь и антисанитария, жилые помещения сплошь заражены клопами.

Постельных принадлежностей (матрацев, подушек, одеял) спецпереселенцы не имеют, вследствие чего большинство из них вынуждены спать на голых нарах. Отсутствие одеял приводит к тому, что спецпереселенцы используют для этой цели свою верхнюю одежду, что приводит к антисанитарии и способствует вшивости.

Несмотря на наступившие похолодания, спецпереселенцы не имеют теплой одежды и обуви, а также не обеспечены нательным бельем. Демобилизованные из армии спецконтингенты к месту работ прибыли в летнем армейском обмундировании. Работая в лесу без спецодежды, свою одежду и обувь износили. На некоторых стахановцах одежда настолько истлела, что не поддается никакому ремонту.

Питание спецпереселенцев организовано совершенно неудовлетворительно. Спецпереселенцы должны были довольствоваться по нормам кадровых рабочих, однако с момента расселения эти нормы не выдерживались, занижались, пища была непитательной. Для характеристики достаточно сказать, что в июле месяце с. г. был период, когда кормили исключительно похлебкой из крапивы с небольшой примесью овсяной муки. Стоимость такой похлебки составляет 6 копеек.

Только за первую половину сентября месяца на Романцевском лесоучастке работающим спецпереселенцам недодано против нормы 674 кг мяса, 160 кг крупы и 6 кг жиров.


На Костромском лесоучастке зарплата спецпереселенцам не выплачивается с июня месяца за исключением выдачи небольшой суммы авансом.

На Романцевском лесоучастке спецпереселенцы питание получают только два раза в сутки в 6 часов утра и в 6 часов вечера и фактически работают без обеда, чай в рационе совершенно отсутствует, столовой посуды нет, и спецпереселенцы получают пищу в свои армейские котелки и в банки из-под консервов.

Из Романцевского лесоучастка, вследствие неудовлетворительных материально-бытовых условий и плохого питания, в июле, августе и сентябре бежали 90 человек спецпереселенцев, которые в большинстве устроились на работы в ближайших колхозах и совхозах. В данное время 62 человека возвращены обратно на лесоучасток, розыск остальных продолжается.

Спецпереселенцы, чтобы улучшить свое питание вынуждены воровать у местного населения скот, птицу и овощи.

Считая такое положение нетерпимым, полагал бы всех спецпереселенцев, размещенных в Буйском и Галичском леспромхозах с работы снять и направить их к семьям в Казахскую и Киргизскую ССР.


Зам. начальника отдела спецпоселений НКВД СССР полковник государственной безопасности
Мальцев

13 октября 1944 года.
red_ptero: (Default)
СПРАВКА О СОСТОЯНИИ ХОЗЯЙСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА СПЕЦПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ, РАССЕЛЕННЫХ В КАЗАХСКОЙ ССР
на 1 июля 1946 г.

1. По данным учета УНКВД областей, в период массового переселения 1943—1944 гг. на территорию Казахстана прибыло:
Спецпереселенцев, чел.: с Северного Кавказа — 471 871
из Грузинской ССР — 28 073
из Крыма — 4 376
калмыков — 2 236
Всего... 506 656

В последующем дополнительно прибыли (отдельными эшелонами, по демобилизации из армии, по освобождению из мест заключения и т.д.) — 23 997 человек; в том числе родилось — 7976 человек. Убыло в связи с перемещениями, арестом, ввиду смерти — 104 632 человека:
в том числе умерло — 73 681 человек...
...
Положение со смертностью было следующее:
умерло в 1944 г. 32 502 человека;
умерло в 1945 г. 32 311 человек;
умерло за первое полугодие 1946 г. 9088 человек.

Наибольшая смертность относится ко второму полугодию 1944 г. и первому полугодию 1945 г., т.е. осеннему, зимнему и весеннему времени первого периода акклиматизации, совпавшего к тому же с продовольственными затруднениями и необеспеченностью соответствующей одеждой и обувью.

Как показывает анализ смертности, основными ее причинами являлись:
1. Коренное изменение климатических и бытовых условий, что особенно сказывалось на стариках и детях, за счет которых главным образом и происходила смертность.
2. Массовое распространение среди переселенцев во время их прибытия заболеваний тифом.
3. Недостаточность продовольствия как по количеству, так и по калорийности, что приводило к упадку питания и значительности истощения, в том числе принимавшего резкие формы (дистрофия).
....
Министр внутренних дел Казахской ССР генерал-майор
Пчелкин


«Депортация карачаевцев» / Сост. Р. Тебуев. Черкесск. 1997. С. 78-182.


Краткое резюме:
Таким образом за первые два года после депортации по данным НКВД/МВД в Казахстане от голода, холода и болезней умерло прим. 14% депортированных спецпереселенцев.

Для сравнения:
За четыре года правления Пол Пота в Кампучии от болезней, голода и репрессий погибло ок. 30% населения.
red_ptero: (Default)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТА НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ КАЗ. ССР И ЦК КП(Б) КАЗАХСТАНА
О СОСТОЯНИИ ХОЗЯЙСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА СПЕЦПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ С СЕВЕРНОГО КАВКАЗА

Совет Народных Комиссаров Каз. ССР и ЦК КП(б) Казахстана отмечает, что многие облисполкомы и обкомы КП(б) не выполнили постановлений бюро ЦК КП(б) от 15 мая и 17 мая 1944 года о хозяйственном устройстве спецпереселенцев, вследствие чего десятки тысяч спецпереселенцев оказались в крайне тяжелом положении.

Так, на 1 октября 1944 г. 29 812 семей не имеют жилплощади, в том числе по Акмолинской области — 4512 семей. Восточно-Казахстанской — 5816, Кзыл-Ордынской — 4415, Южно-Казахстанской — 5104 семьи.

Семьи спецпереселенцев, проживающие в бараках и на уплотнение в квартирах колхозников и рабочих предприятий, расселены крайне скученно, помещения содержат в антисанитарном состоянии, в результате чего имеется завшивленность, возникают эпидемические заболевания, сопровождающиеся большой смертностью.

...Вследствие отсутствия надлежащей заботы о спецпереселенцах и контроля за их устройством со стороны облисполкомов и обкомов КП(б)К, при раздаче муки, крупы и продовольственного зерна допущены большие нарушения, а во многих колхозах и промпредприятиях прямой произвол, выражавшийся в уменьшении нормы и полном лишении спецпереселенцев полагающегося им продовольствия...

На 1-ое октября план строительства по республике выполнен всего лишь на 21,9%, а в Джамбульской области — на 22%, Талды-Курганской — на 13%, в Алма-Атинской — на 12%...

Несмотря на неоднократные указания СНХ Каз. ССР и ЦК КП(б)К о принятии решительных мер по пресечению издевательского отношения к спецпереселенцам, факты избиения их, занижения в оплате труда, питании, в предоставлении квартир и т.д. продолжают иметь место и, больше того, за последнее время число их увеличилось...

Все эти безобразные факты явились следствием того, что первые руководители облисполкомов и обкомов КП(б)К самоустранились от руководства делом хозяйственного устройства спецпереселенцев, не наказывают руководителей районов, колхозов, совхозов и предприятий, допускающих издевательства над спецпереселенцами и не требуют от первичных организаций массово-политической работы среди спецпереселенцев...

ГАРФ. Ф.Р-5446. Оп.47. Д.4430. Л.1-7.

О том, что бывает, если такая забота запаздывает, можно посмотреть здесь:
http://red-ptero.livejournal.com/566427.html
red_ptero: (Default)
ИЗ ПИСЬМА НАРКОМА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР Л. БЕРИИ НА ИМЯ ЗАМЕСТИТЕЛЯ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СНК СССР МИКОЯНА А.И.

27 ноября 1944 г.

Подавляющее большинство колхозов Киргизской ССР и значительная часть колхозов Казахской ССР не имеют возможности оплатить спецпереселенцам-колхозникам отработанные трудодни ни зерном, ни другими видами продовольствия.

В связи с этим 215 тыс. спецпереселенцев с Северного Кавказа, расселенных в колхозах Киргизской и Казахской ССР остаются на зиму без продовольствия.

Учитывая это, полагал бы необходимым для обеспечения особо нуждающихся в продовольствии спецпереселенцев с Северного Кавказа выделить в распоряжение СНК Киргизской и Казахской ССР, целевым назначением, продовольственные фонды, хотя бы в минимальных размерах, из расчета выдачи на одного человека в день: муки— 100 гр., крупы —50 гр., соли— 15 гр. и сахара для детей — 5 гр., на период с 1 дек. 1944 г. по 1 июля 1945 г.

Для этого требуется:

муки — 3870 т, крупы — 1935 т, соли — 582 т, сахара — 78 т.

Проект постановления СНК прилагаю.


Народный комиссар внутренних дел Союза ССР
Л. Берия

ЦГАОР. Ф.5446. Оп.48. Д.3214. Л.6.


Ответ товарищу Микояну про заботу товарища Берии

Секретно
А.И. Микояну
29 ноября 1944 г.

Наркомат заготовок по состоянию ресурсов не считает возможным выделить муку и крупу для снабжения спецпереселенцев и просит ходатайство тов. Берия отклонить.

Зам. Наркома заготовок Союза ССР Д. Фомин

ГАРФ. Ф.Р-5446. Оп.48. Д.3214. Л.2.
red_ptero: (Default)
Рассказывает Хасан Мустафаев:
В мае 1933 года из различных районов Азербайджана были высланы свыше 10000 человек (цифра не точна). ...
После многодневной дороги переселенцев привезли на окраину села Шортанды, что в Северном Казахстане. Выставили охрану. Людям пояснили, что в течение двух месяцев они обязаны пострить себе постоянное жильё из рассчёта: для каждой семьи одна комната. Материал местный: саманные кирпичи, камыш, тополя. Однако переселенцы не проявляли особого усердия при строительстве. Ведь все они думали, что спешить некуда, и что здесь также тепло как и в Азербайджане. Но в сентябре выпал первый снег, а затем ударили морозы. К этому времени успели построить только баню и столовую, а жилые дома остались недостроенными – возвели лишь стены, да накрыли крышу.
Суровые морозы сделали своё дело: к весне, по свидетельству очевидцев, выжила тысяча человек. Остальные погибли: кто умер от холода, кто от болезни. Мой дед, бабушка, другие родственнии остались в снежных сугробах северного Казахстана.
Покойников хоронили в два приёма. Делов том, что зимой земля промёрзла настолько глубоко, что её не брала лопата. умерших складывали в штабеля, а весной их погребали в одной большой могиле. Трупы друг от друга приходилось отделять ломами – за зиму они смёрзлись. В ту пору особенно страдали старики и дети. На каждую душу выдавали по 200-300 граммов черного хлеба в день, раз в неделю – ведро гнилой картошки на семью.
Отец рассказывал, что врач Гаджиев (к сожалению, имя не известно) написал о положении высланных Сталину. Краткое содержание письма таково: если вы считаете нас всех класовыми врагами и намерены умертвить, то расстреляйте сразу, не подвергайте мучительной смерти. Если же считаете, что переселенцы – полноправные члены общества, то переведите в такие места, где мы могли бы жить. Мы, южане, никогда не видевшие снега, не в состоянии выдерживать 40-градусный мороз.
Летом 1934 года все семьи, за исключением семьи Гаджиева перевезли в Кара-Балту [Киргизия]...

/Хасан Мустафаев. Многонациональный Киргизстан. Азербайджанцы. Ж-л Литературный Киргизстан, №1 / 1988, стр. 118-125/

Анонс

Dec. 16th, 2008 03:15 am
red_ptero: (Default)

ВЕДОМОСТИ
Ratio economica: Знамя новой мобилизации

Со стороны разгоревшаяся в нашей стране дискуссия о роли Сталина выглядит, наверное, каким-то фантасмагорическим спектаклем. Далее


red_ptero: (Default)

После того, как я назвал хохлосрачем битву Сванидзе с Карасёвым у соловьёвского барьера (http://red-ptero.livejournal.com/390612.html) меня отфрендил один юзер из братской Украины.
Когда я посвятил следующий пост развёрнутому обоснованию своей позиции по Голодомору (http://red-ptero.livejournal.com/390733.html) меня зафрендил другой юзер из братской Украины (на что я ответил ему взаимностью).
Зато меня отфрендили два представителя левого ЖЖ-движения.

Странны дела твои, господи.
Итак, первый вопрос:
1) Кто мне объяснит, почему многие левые (особенно российские) носятся со Сталиным как с писанной торбой?
У германских левых я такого пиетета перед ИВС не видел, скорее наоборот.

Приведу в этой связи один диалог из ру_политикс с одним из моих давних взаимных френдов:
[personal profile] kommari
2008-11-21 12:39 am
Вождь был преступником и подонком.
***
Как смело! Как свежо и, гавное, оригинально!
Снимаю шляпу! Есть, есть женщины в русских селениях!

[personal profile] red_ptero
2008-11-21 12:56 am
Человек, испоганивший и заливший кровью великую идею, таки был преступником и подонком, увы

[personal profile] kommari
2008-11-21 06:35 pm
Это он сделал лично? В одиночку, так сказать? Целую идею загубил, идею, которая даже старше Маркса - и корнями из античности.
Вы не много ему приписываете крутости? Культ личности наоборот, потому как выходит.
Он был продуктом своей эпохи и той страны, в которой он был. Смотрели вчера сборище ЕдРа? Страна у нас такая. И ее явно нужно переделывать. А бессмысленная ругань в адерс тех, кто помер сто лет назад - и ответить не может - для блондинок. Типа автора поста.

[personal profile] red_ptero
2008-11-21 08:10 pm
А я и не утверждаю, что он был один
И не утверждаю, что загубил
Испоганил, причём надолго (если мерить не историческими массштабами, а массштабами продолжительности человеческой жизни)
Да, он был продуктом эпохи, но он был "первым учеником" и олицетворял эту эпоху
Я вообще не понимаю, почему многие левые (особенно российские) носятся со Сталиным как с писанной торбой. У германских левых я такого пиетета перед ИВС не видел, скорее наоборот.
Да, был такой преступник, оседлавший в личных целях великую идею (не в одиночку, разумеется, и не за один приём). Это, увы, факт.
И речь идёт не о "бессмысленной ругани", а о явлении которое требует изучения, чтобы опять на эти же грабли не наступить.

[personal profile] kommari
2008-11-22 03:08 pm
Лично я не ношусь.
С последним тезисом согласен полностью.
Но акцентировать и актуализировать Сталина (в том числе и руганью в его адрес) я считаю вредным - именно для левого движения.
Пусть мертвые хоронят своих мертвецов. Сейчас другое время и другие задачи.

http://community.livejournal.com/ru_politics/17407585.html?thread=236289121#t236289121

В связи с последним каментом этого диалога у меня возникает второй вопрос:
2) Как совмещается согласие с изучением Сталина и сталинского периода "чтобы опять на эти же грабли не наступить" с тезисом о вредности "именно для левого движения" "акцентирования и актуализации Сталина (в том числе и руганью в его адрес)"?

И третий вопрос:
3) Интересно, сколько народа зафрендит и отфрендит меня после этого поста?
red_ptero: (Default)

ВЕДОМОСТИ
Наследство Сталина: Этика издержек

Нынешняя реабилитация сталинизма не похожа на практику его оправдания и ретуширования в брежневские годы. Факты репрессий признаются — оспариваются лишь цифры, т. е. идет что-то вроде торга о цене нашей истории. Далее


Profile

red_ptero: (Default)
red_ptero

December 2011

S M T W T F S
    1 2 3
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 25th, 2017 07:01 pm
Powered by Dreamwidth Studios