Apr. 7th, 2011

red_ptero: (Default)

Последнее японское предупреждение

Можно ли избавить атомную энергетику от родовых болячек

"Российская газета" - Федеральный выпуск №5449 (73)
07.04.2011, 00:40

"Безопасность атомной энергетики выше национальных границ" - такое требование в связи с событиями на "Фукусиме" выдвинули ведущие мировые эксперты в области атомного надзора и ядерной безопасности из десяти государств, включая Россию, США, Германию, Францию, Испанию, Швецию, Финляндию, Украину, Южную Корею и Литву. 

Полный текст заявления "Никогда больше" (NEVER AGAIN), направленный ими в Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) и переданный руководству Российской академии наук, оказался в распоряжении "Российской газеты". Член-корреспондент РАН Виктор Алексеевич Сидороненко - один из пятнадцати экспертов, подписавших заявление, подтвердил его подлинность и дал согласие на публичное размещение.  

Учитывая важность содержащихся в документе оценок, выводов и предложений, приводим его практически полностью - c незначительными стилистическими сокращениями, не влияющими на содержание. 

Заявление 

Никогда больше: важнейшая цель ядерной безопасности 

Подписавшие Заявление эксперты по ядерной безопасности представляют разные страны, многие годы участвовали в научно-исследовательских разработках, проектировании, сооружении, эксплуатации и регулировании безопасности атомных электростанций (АЭС).

Мы выражаем глубокую озабоченность будущим атомной энергетики в связи с последствиями землетрясения и цунами на японской АЭС "Фукусима-Даичи".

Мы убеждены, что только атомная энергетика, не представляющая угрозы жизни и благосостоянию населения и окружающей среде, приемлема для общества. Хотя на данный момент провести всесторонний анализ этого трагического события не представляется возможным из-за отсутствия исчерпывающей информации, мы хотим высказать наш взгляд на тяжелые аварии на АЭС и предложить дополнительные меры их предотвращения в свете событий на "Фукусиме". 

Прежде всего, мы хотим сделать краткий обзор мер по повышению безопасности, принятых после предыдущих тяжелых аварий. 

Авария на 2-м энергоблоке АЭС "Три-Майл Айлэнд" (США, 1979 год) не нанесла ущерба здоровью персонала станции или населения. Не было существенного радиоактивного загрязнения местности за пределами АЭС. Несмотря на это, авария привела к снижению инвестиций в строительство новых АЭС из-за снижения интереса частных инвесторов. Проведенные исследования аварии подтвердили правильность принципов безопасности, заложенных в проектные основы такого типа реакторов. В тоже время авария выявила существенные упущения в применении этих принципов... 

Извлеченные из аварии уроки позволили разработать и реализовать меры, направленные на оптимизацию взаимодействия между персоналом и станцией (человеческий фактор), развитие вероятностных оценок безопасности с учетом проектных отличий энергоблоков, совершенствование аварийного планирования и систем безопасности. Авария побудила атомную промышленность начать разработку нового поколения АЭС с пассивными системами безопасности, которые не зависят от работоспособности электрического и механического оборудования.

Авария на 4-м энергоблоке Чернобыльской АЭС (СССР, 1986 год) стала крупнейшей в истории. Ценой гибели 31 человека из числа станционного персонала и пожарных удалось предотвратить распространение аварии на другие энергоблоки станции. Обширные территории в странах Европы подверглись радиоактивному загрязнению. Многие тысячи людей, проживавших рядом со станцией, были эвакуированы. В региональном аспекте авария привела к повышенному числу раков щитовидной железы и другим негативным последствиям для здоровья людей, оказала огромное психологическое влияние. Авария также имела большой политический резонанс. 

Конструкция реактора в Чернобыле сильно отличалась от реакторов на АЭС "Три-Майл Айлэнд" и "Фукусима". Проведенные исследования аварии высветили серьезные недостатки проекта (нестабильность реактора, неудовлетворительная конструкция стержней системы управления и защиты, неудовлетворительные характеристики конфайнмента), а также низкую культуру безопасности в бывшем Советском Союзе. 

В согласии с международной практикой и в соответствии с усовершенствованными национальными стандартами по безопасности была выполнена глубокая модернизация АЭС бывшего СССР. Кроме того, Международная консультативная группа МАГАТЭ по ядерной безопасности (INSAG) подготовила несколько докладов об этой аварии и разработала Руководство об общих принципах безопасности АЭС и культуре безопасности для повышения безопасности атомных электростанций во всем мире. В целях непрерывной оценки и обмена опытом эксплуатации АЭС атомная промышленность создала Всемирную ассоциацию организаций, эксплуатирующих атомные электростанции (WANO - ВАО АЭС). 

После извлечения уроков из этих аварий были усовершенствованы подходы к регулированию безопасности и проектированию АЭС, создан международный режим ядерной безопасности, опирающийся на Конвенцию по ядерной безопасности и другие международные соглашения. Внедрен в каждодневную практику фундаментальный принцип культуры безопасности.

Было расширено международное сотрудничество для совершенствования фундаментальных требований и критериев безопасности атомных станций, которые должны быть учтены в проектной основе АЭС следующих поколений. Конвенция по ядерной безопасности также призвала к переоценке безопасности действующих АЭС для выявления и внедрения целесообразных усовершенствований.

Была признана важность ядерного образования и подготовки специалистов, что привело к созданию Всемирного ядерного университета (WNU) и региональных сетей ядерного образования в различных частях мира. 

Казалось, что серьезные аварии ушли в историю. Тем не менее, произошла новая авария. Почему? 

Для полного ответа на данный вопрос требуется детальный анализ на основе большего числа данных. Однако, некоторые предварительные выводы должны быть сделаны уже сейчас. 

С одной стороны, землетрясение Тохоку-Тайхейю-Оки 11 марта 2011 года показывает, что АЭС способны противостоять некоторым катастрофическим природным явлениям лучше, чем многие другие творения человека. Но с другой -  при выборе площадки и проектировании АЭС "Фукусима-Даичи" не была, по-видимому, в должной мере учтена комбинация крайне маловероятных по своим масштабам явлений (исторически максимальное землетрясение с последовавшим исторически максимальным цунами, приведших к потере всего энергоснабжения на станции).

Фактически, все описанные выше аварии стали следствием непредусмотренных в проектах комбинаций исходных событий. К тому же, для ликвидации последствий этих аварий персонал не обладал соответствующей подготовкой и оборудованием. Более того, прошлый опыт подсказывает, что все эти аварии могли быть предотвращены относительно недорогими усовершенствованиями, необходимость которых могла быть заблаговременно установлена при проведении углубленного анализа.

Эти наблюдения привели нас к выводу о том, что можно сделать гораздо больше для предотвращения тяжелых аварий и ограничения их последствий, если они все же произойдут. Мы знаем, что природная склонность человека к самоуспокоению может привести к эрозии режима ядерной безопасности, т.е., если мы не занимаемся повышением безопасности постоянно, уровень безопасности снижается. Наблюдаются признаки того, что национальные и международные оценки безопасности и миссии по безопасности все больше ориентируются на демонстрацию удовлетворительности достигнутого уровня безопасности и его соответствия национальным и международным требованиям, чем на выявлении и устранении недостатков в проекте, эксплуатации или в самих требованиях. Поэтому, нам нужно укрепить свою приверженность к критическому отношению к безопасности АЭС не только на словах, но и на деле, тем самым обеспечивая ее непрерывное повышение.

Таким образом, необходимо продолжить изучение состояния и повышение культуры безопасности на всех уровнях управления и регулирования атомной энергетики, добиться внимательного отношения к деталям, реализовать эффективные программы выявления, анализа и устранения факторов, снижающих безопасность, и обеспечить эффективное управление знаниями в ядерной области.

Особое внимание необходимо уделить качеству подготовки кадров для атомной энергетики. Для достижения этой цели страны-поставщики АЭС должны создавать центры подготовки специалистов для стран, принимающих ядерные технологии. Для того, чтобы быть способными своевременно принимать трудные и критические решения в непредвиденных   обстоятельствах,   ведущие   специалисты,   работающие   в атомной энергетике, должны не только знать,  "что и как", но и знать "почему". Кроме того, регулирующие органы должны повысить эффективность экспертизы и инспекций, гарантировать открытость и честность представления результатов таких инспекций общественности. Проведение рутинных инспекций необходимо, но еще более важно быть способным выявлять и устранять ранние проявления маловероятных инцидентов или обстоятельств.

В дополнение к дальнейшим мерам по предотвращению тяжелых аварий необходимо предпринять шаги для ограничения последствий таких аварий, если они произойдут. Крайне важно завершить углубленный анализ уязвимости каждой АЭС от тяжелых аварий, разработать меры управления такими авариями на всех действующих реакторах. Меры управления авариями должны быть обеспечены необходимыми техническими средствами, резервным оборудованием и процедурами для восстановления функции отвода тепла от активной зоны до начала плавления ядерного топлива. Станционный персонал должен быть хорошо обучен действиям по гибкой схеме управления тяжелой аварией.

С учетом значительного эксплуатационного ресурса, остающегося у многих АЭС, построенных по предыдущим стандартам безопасности, следует пересмотреть общие требования безопасности для таких станций. Следует выработать более гармонизированный международный подход в данной области. Ввиду отказа по общей причине резервных систем безопасности (энергоснабжения) на АЭС "Фукусима", вызванного цунами, компетентные организации должны понять, в какой степени можно исключить чувствительность действующих АЭС к другим отказам по общем причинам на основе имеющихся технологий.

Необходимо уточнить требования по безопасности для будущих АЭС - с тем, чтобы обеспечить работоспособность резервных систем охлаждения в течение длительного периода после полной потери энергоснабжения. Будущие АЭС должны обладать способностью быстрого восстановления или компенсации потерянного энергоснабжения. Для новых АЭС необходимо использовать пассивные системы и перспективные технологии конструирования систем, разработки материалов, информационного обеспечения и коммуникаций.

Новые АЭС должны размещаться вдали от мест экстремальной природной и техногенной опасности. Оценки риска и управление рисками надо использовать для оптимизации проектов и эксплуатации АЭС, но не подменять ими детерминистские обоснования безопасности. АЭС следующих поколений должны обеспечивать безопасность, даже если у персонала не будет возможности предпринять немедленные действия в ответ на аварийную ситуацию.

Ответственность и квалификация правительственных и корпоративных чиновников, связанных с принятием решений, влияющих на ядерную безопасность, должна быть повышена там, где это необходимо. Государственные структуры, включая органы ядерного регулирования, должны быть подотчетны обществу за результаты своей деятельности в вопросах ядерной безопасности и прозрачны для него, облечены доверием общества и заслуживать его. Необходимо обеспечить, чтобы национальные органы ядерного регулирования во всех странах были полностью независимы в принятии решений по ядерной безопасности, обладали необходимой компетенцией, ресурсами и полномочиями. Расходы владельцев АЭС по страхованию гражданской ответственности должны зависеть от результатов их деятельности по обеспечению безопасности АЭС.

Безопасность атомной энергетики выше национальных границ. По результатам обсуждения в рамках Конвенции по ядерной безопасности, или МАГАТЭ, или региональных органов, таких как ЕС, или промышленных организаций, таких как ВАО АЭС, необходимо выработать и внедрить меры по дальнейшему укреплению международного режима ядерной безопасности. Критическим должно стать обсуждение и определение наиболее эффективных мер для достижения высокого уровня ядерной безопасности во всем мире.

Могут ли такими мерами стать создание новых международных структур, например, в виде Международного регулирующего агентства, наделенного полномочиями введения обязательных международных норм безопасности и проведения обязательных инспекций, или дальнейшее совершенствование и укрепление существующих структур с акцентом на ответственность стран в сочетании с жесткими международными проверками? Следует ожидать, что международная конференция, созываемая МАГАТЭ в Вене в июне с.г., станет местом начала дискуссий по таким мерам.

Необходимо разработать и инкорпорировать в международный режим ядерной безопасности требования к странам, намеренным встать на путь развития атомной энергетики. Такие страны должны продемонстрировать готовность поддерживать высокие международные стандарты в отношении ядерной и физической безопасности и нераспространения на протяжении всего срока существования их ядерно-энергетических программ.

Мы надеемся, что наши рекомендации будут приняты для обсуждения компетентными национальными властями и международными организациями и что будут разработаны согласованные меры. Мы всегда готовы предоставить наши опыт и знания для разработки и внедрения этих и других рекомендаций для достижения общей цели - НИКОГДА БОЛЬШЕ не допустить тяжелых аварий и, следуя концепции защиты в глубину, эффективно противодействовать им, если они все-таки произойдут.

В подготовке данного Заявления принимали участие и согласны с его опубликованием следующие эксперты:

Адольф Биркхофер (Германия), почетный профессор Технического университета в Мюнхене; бывший член Международной консультативной группы МАГАТЭ по ядерной безопасности (INSAG -ИНСАГ), председатель Комиссии по реакторной безопасности Германии и председатель Комиссии по безопасности ядерных установок Организации по экономическому сотрудничеству и развитию (ОЭСР).

Августин Алонсо (Испания), бывший член ИНСАГ, бывший член, директор и комиссионер органа ядерного регулирования Испании, вице-председатель Комитета по безопасности ядерных установок ОЭСР.

Кун Мо Чунг (Республика Корея), бывший член ИНСАГ, министр по науке и технике, президент Корейской академии по науке и технике, президент Генеральной конференции МАГАТЭ, вице-председатель Мирового энергетического совета.

Гарольд Дентон (США), бывший директор Офиса регулирования ядерных реакторов Комиссии по ядерному регулированию США (NRC), представитель президента Дж. Картера при расследовании аварии на АЭС "Три-Майл Айлэнд".

Ларс Хегберг (Швеция), бывший член ИНСАГ, генеральный директор Инспектората по безопасности атомной энергетики Швеции (SKI).

Георгий Копчинский (Украина), бывший руководитель Департамента атомной энергетики и промышленности Совета министров СССР, бывший заместитель председателя Государственного комитета Украины по ядерной и радиационной безопасности.

Юкка Лааксонен (Финляндия), вице-председатель ИНСАГ, генеральный директор Органа регулирования ядерной и радиационной безопасности Финляндии (СТУК).

Соломон Леви (США), бывший член ИНСАГ и председатель рабочей группы ИНСАГ-12, руководитель отдела по проектированию оборудования для атомной энергетики корпорации "Дженерал Электрик".

Роджер Мэтсон (США), бывший директор по безопасности реакторных систем,  глава рабочей группы по извлечению уроков из аварии на "Три-Майл Айлэнд" Комиссии по ядерному регулированию (NRC), сопредседатель рабочей группы ИНСАГ-3.

Виктор Мурогов (Россия), профессор Национального исследовательского ядерного университета (НИЯУ МИФИ), директор Российской ассоциации по ядерной науке и образованию, бывший директор Физико-энергетического института (ФЭИ) и заместитель генерального директора МАГАТЭ по атомной энергии.

Николай Пономарев-Степной (Россия), член Российской академии наук (РАН), бывший заместитель директора Российского национального центра (РНЦ) "Курчатовский институт".

Виктор Сидоренко (Россия), член-корреспондент РАН, бывший член ИНСАГ, бывший заместитель директора РНЦ "Курчатовский институт" и заместитель председателя Государственного комитета СССР по надзору за безопасным ведением работ в атомной энергетике, заместитель министра  атомной энергии СССР и России,

Николай Штейнберг (Украина), бывший член Консультативной группы по ядерной энергии при Генеральном директоре МАГАТЭ, главный инженер Чернобыльской АЭС, заместитель председателя Государственного комитета СССР по надзору за безопасным ведением работ в атомной энергетике, председатель Государственного комитета Украины по ядерной и радиационной безопасности, заместитель министра энергетики и топлива Украины.

Пьер Танги (Франция), бывший член ИНСАГ, генеральный инспектор "Электрисити де Франс" по ядерной безопасности.

Юргис Вилемас (Литва), член Академии наук Литвы, бывший директор Литовского института энергии.

Profile

red_ptero: (Default)
red_ptero

December 2011

S M T W T F S
    1 2 3
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 18th, 2017 07:00 am
Powered by Dreamwidth Studios